Технадзор устройств отопления дома 
Четверг, 16.08.2018, 22:57

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2018 » Июль » 26 » Игорь Артемьев: бензин должен стоить 21 рубль
05:19
Игорь Артемьев: бензин должен стоить 21 рубль
-->

ФАС подготовила поправки в законодательство, направленные на уголовную ответственность за необоснованное повышение цен. Если руководители компаний вступают в ценовый сговор — это мошенничество, за которое, возможно, с весны следующего года кто-нибудь из высших менеджеров рискует отправиться в тюрьму, сказал интервью «Вести.Ru» глава антимонопольной службы Игорь Артемьев.

— Игорь Юрьевич, здравствуйте.

— Добрый день.

— Федеральная антимонопольная служба подготовила второй пакет поправок в антимонопольное законодательство. Что изменилось?

— Прежде всего, необходимо классифицировать картели как разновидность мошенничества и за это должно наступать именно уголовное наказание, как это принято во всем мире. Если руководители компаний без всяких экономических обоснований вступают в ценовый сговор и повышают цены, просто никаких нет к этому причин, то это ничто иное, как просто мошенничество, тоже самое наперстничество, и во всех законодательствах развитых стран именно так это и называется. Пришла пора назвать это так и у нас. Это означает, что если такие нарушения будут продолжаться в будущем, то уже наверное с весны следующего года кто-нибудь из высших менеджеров рискует отправиться в тюрьму за такие сговоры. В наших случаях в нашей стране таких ситуаций очень много. Они встречаются на самых разных рынках.

— А вот именно такая формулировка, как мошенничество, это уже закреплено в законодательстве?

— Фактически речь идет о том, что у нас это будет другая статья уголовного кодекса, но по своей сути, юридической сути, это тоже самое.

— Всем наверное близкий и для всех острый вопрос — цены на топливо, цены на бензин. Вот после вмешательства Федеральной антимонопольной службы цены на бензин в конце октября, как сообщается, упали на один рубль, причем у всех одинаково, что тоже достаточно странно. Причем цена на нефть продолжает падать, а владельцы автозаправок не очень торопятся снижать цены. Вот если сравнить в США, например, цены на топливо упали ощутимо, у нас что опять стоит говорить о сговоре?

— Во-первых, мы ногами прошли по всей стране, у нас 82 территориальных управления и мы опубликовали позавчера на нашем сайте полную таблицу, какие нефтяные компании, на сколько снизили, в каком регионе, естественно. Есть регионы, где снижение составило 3-4 рубля, а есть регионы, где вообще ничего не снизилось. На Дальнем Востоке вообще не произошло практически никакого снижения. И мы в этом смысле дали соответствующее поручение всем нашим территориальным органам немедленно возбуждать дела против тех компаний, которые в их регионах не снизили вообще ни на копейку. В Москве ситуация действительно примерно такая, как вы сказали, это явно недостаточно в связи с тем огромным падением цен на нефть на мировых рынках, которое мы наблюдаем. Однако сравнивать нас с Соединенными Штатами невозможно, поскольку у нас доля налогов в цене просто в 2,5 раза больше. Мы считаем, что где-то с учетом сезонного спада цена должна быть на нефтепродукты в России в среднем по моторному топливу около 21 рубля. И вчера для того чтобы склонить некоторые компании именно к таким действиям, к такому правильному рыночному поведению, мы сообщили им о том, что по делам, которые еще были возбуждены летом, а еще и соседние дела и другие дела, мы наложим штраф на «Газпром» и ТНК-BP, он уже даже по самым минимальным оценкам будет точно больше миллиарда рублей. Это будет самый большой штраф, который когда-либо антимонопольные органы, даже по новому законодательству, накладывали на какие-либо компании. Такая же участь ждет через две недели и компанию «Роснефть» и соответственно компанию «ЛУКойл».

— А вот почему именно такая сумма штрафа?

— Ну потому что согласно законодательству штрафы, которые были введены в седьмом году, наконец стали ощутимыми. Раньше это были смешные штрафы порядка там ста тысяч рублей, пятисот тысяч рублей, которые нам готовы были руководители нефтяных компаний просто из кармана прямо достать и помахать перед нашим носом, улыбаясь, и тут же шли снова нарушать законодательство. А сейчас от одного до пятнадцати процентов от оборота компании, учитывая что обороты измеряются в миллиардах долларов, то даже один процент, как вы понимаете…

— Достаточно ощутимая сумма получается…

— Это будут миллиарды рублей конечно.

— То есть сейчас, если я понимаю, как вы сказали, бензин должен стоить примерно 21 рубль?

— Ну с учетом сезонного спада к концу декабря наверное.

— То есть сейчас у нас получаются цены примерно на 10-15% выше, чем….

— Чем они они могли бы быть.

— Сейчас при участии государства создана новая компания авиационная «Авиалинии России», в которую войдут многие авиакомпании, в том числе альянс AirUnion, ей достаточно сложно будет наверное стартовать в условиях международного финансового кризиса. Вот не станет ли эта компания использовать свое доминирующее положение и не полезут ли цены опять вверх?

— Я думаю, что эта компания не будет обладать доминирующим положением, потому что нужно вспомнить, что у нас здесь «Аэрофлот», у нас здесь компания «Сибирь», у нас здесь компания «Трансаэро»… У нас много на самом деле компаний, которые работают в конкурентном секторе. И упомянутая вами компания не будет занимать доминирующего положения. Нас гораздо больше беспокоят другие вопросы, когда, например, предполагается передать «Аэрофлоту» блокирующий пакет в другой компании, в частной компании «Сибирь». Вот скажем в этой ситуации действительно может быть монополизм, потому что во многих случаях как раз «Сибирь» конкурирует с «Аэрофлотом» на внутренних и на внешних рейсах. Если «Аэрофлот» будет владеть блокирующим пакетом, то на самом деле конкуренция будет ограничена, и мы об этом беспокойстве сегодня уже заявили в адрес министерства транспорта, поскольку вчера появилась в средствах массовой информации информация о том, что министерство транспорта одобрило эту сделку. Мы будем противодействовать этой сделке.

— Вот еще одна тема, которая тоже волнует всех. ФАС намерена законодательно закрепить запрет государственным лечебно-профилактическим учреждениям оказывать платные услуги. С чем это связано?

— Нет, но мы конечно же за то, чтобы государство в здравоохранении имело самую большую долю и взяло действительно на себя заботу о всех наших гражданах. Мы хотели бы поддержать частные компании. Дело все в том, что сейчас ситуация такова, что частные компании имеют лицензии, часто полные лицензии, готовы работать и хотели бы работать по государственным расценкам, то есть пусть даже по тем мизерным расценкам, которые сегодня есть, но их не допускают на рынок. У нас получается ситуация, что люди на самом деле страдают, попадая в коридоры, ожидают месяцами медицинской помощи, в это время частные, великолепные совершенно больницы простаивают, потому что туда государственные чиновники не велят возить. Это же полный парадокс и нарушение антимонопольного законодательства. Мы будем с этим бороться.

— То есть опять же это препятствование развитию малого и среднего бизнеса?

— Конкуренция конечно в том числе и медицине, и тоже самое происходит в образовании. А когда мы говорим о платных услугах в государственном секторе, то на самом деле они могут быть, но они должны четко быть тарифицированы и отделены от собственно государственных функций, чтобы не происходило смешения, как это имеет место сейчас.

— Ну еще об одном важном — о продовольствии, естественно. Вот многие сейчас опасаются, что под предлогом финансового кризиса участники продовольственного рынка начнут создавать искусственный дефицит товаров, чтобы потом поднять цены. Как с этим бороться?

— Ну вот если есть картельный сговор, который связан как раз с созданием искусственного дефицита, то мы уже с вами обсудили, что за это должно наступать, это будет уголовная ответственность однозначно.

— Также как и к топливным компаниям?

— То же самое касается и этого случая. Хотя мы сейчас привлекаем не за картельный сговор, мы не доказали ценового сговора крупнейших нефтяных компаний в стране, мы доказали, что они злоупотребили своим монополизмом, то есть доминирующим положением, говоря языком закона. Но хрен редьки не слаще, на самом деле, понятно. Вот что касается конечно таких вопросов, как цена на хлеб, цена на продовольствие, то мы считаем, что цены на хлеб должны падать, а не повышаться, потому что цены на зерно и на муку давно уже упали. И что происходит в нашей реально каждый день. Когда цены на муку росли, то тут же шла переоценка муки, даже если она была куплена дешевле еще вчера. В тот же день новый ценник наверх отправлялся, и все было хорошо для них. Когда цены на зерно и на муку упали в два раза, то нам рассказывают о том, что эта мука еще позапрошлого года, когда она стоила в три раза дороже. Это продажа прошлогоднего снега. Мы с этим не согласны, мука должна стоить столько, сколько она стоит сегодня реально в зависимости от ценовой конъюнктуры, и соответственно хлеб на самом деле не должен дорожать, а должен дешеветь. Мы сегодня отправили на все хлебозаводы проверки антимонопольных органов и с ними столкнуться уже сегодня и завтра все хлебные предприятия.

— То есть будут уже конкретные результаты этой проверки?

— Ну посмотрим, если суды нас поддержат в конечном итоге, все наши санкции, я хотел бы подчеркнуть, они проверяются судебными органами, и очень рассчитываем на поддержку судей в этих сложных вопросах.

— Цены на жилье, если позволите. Здесь может конечно сговора и нет, но все-таки он достаточно ощущается в такой своеобразной форме, это взятки, откаты какие-то там, малые объемы строительства, вот что здесь предлагается сделать?

— Ну, прежде всего я хотел бы сказать, что мое ощущение, вот нас, как экономического ведомства, в том, что цены должны падать. Здесь очень важно, чтобы государство в лице региональных органов, правительства Москвы и правительства Петербурга, федеральных властей действовали очень умело. Потому что если мы начнем сейчас скупать по высоким ценам жилье со стороны государства, то мы тем самым эти монопольно высокие цены продолжаем, будем продолжать сохранять. А рынок сам бы неизбежно пришел к декабрю с падением процентов на двадцать, а то и больше. Поэтому покупая сейчас жилье для военнослужащих, о чем принята специальная сейчас федеральная программа, покупая для социальной сферы, потому что действительно сейчас конъюнктура хорошая для того, чтобы покупать, особенно не в Москве, а в регионах, где реально дешевле цены, куда можно было бы отправляя на пенсию военнослужащих, действительно предоставить им достойное жилье для семьи наших воинов или учителей, или врачей. Нужно очень точно проводить конкурсные процедуры, то есть проводить торги для того, чтобы цена ни в коем случае не росла. Она должна падать. То есть торги должны приводить к еще большему снижению цены и подталкивать рынок к снижению цены. Если мы сейчас выбросим на рынок огромные суммы бюджетных ассигнований, начнем покупать по сложившейся цене, то рынок никогда не упадет. Он будет только еще расти в цене, и все граждане в этим столкнутся. Поэтому нужно обязательно учитывать этот фактор, о котором я сказал.

— Ну цены конечно может и падают, но не для всех. Вот как водится, очень часто слышно о том, что чиновники проводят тендеры на закупки, но для своих каких-то лиц. Вот такие случаи вам наверняка приходилось иметь с ними дело?

— Наша служба только в прошлом году вынесла 10,5 тысячи решений о прекращении, о возобновлении тендеров, об отмене конкурсов и расторжении соответствующих контрактов между компаниями, именно потому что пресловутый откат заставляет нарушать законодательство, в частности законодательство о госзакупках. И российский президент об этом позавчера говорил, Дмитрий Анатольевич Медведев, он был обеспокоен разгулом коррупции в этой сфере, хотя 94-й закон как раз ограничил то, что в этой сфере происходило раньше вообще повсеместно. Но этого недостаточно. Нужно делать 94-й закон еще жестче, еще более требовательным по отношению к государственным чиновникам, именно такие поправки сейчас внесены президентом в Государственную думу.

— Но все-таки здесь достаточно сложно бывает найти именно ответственных за это. Удавалось поймать именно большую рыбу в этом плане?

— Ну я могу сказать, что с точки зрения того, чтоб отправили в тюрьму за мошенничество и за те же картели, к сожалению из-за того, что не принят второй антимонопольный пакет пока не удавалось ни нам ни УВД. Но это изменится к весне, я убежден. А вот то, что государству возвращены будут в этом году 250 миллиардов рублей, вдумайтесь, экономия от государственного заказа, только за один год за этот, в котором мы живем, это факт. Это означает, что 250 миллиардов рублей можно направить в социальную сферу, на инвалидов, учителей, на врачей, на кого угодно. Этот результат не оспорим.

— Из-за глобального финансового кризиса сейчас активно увеличиваются доли государства в некоторых секторах экономики, например в первую очередь это касается естественно банков и частично промышленности. Вот как это в дальнейшем может отразиться на экономике страны, вот что придется делать с такими монополиями?

— Знаете, мы отчасти вынуждены, ну в финансовом секторе точно вынуждены, настроены на государственно-монополистический капитализм. Если в реальном секторе государство еще больше будет усиливать свои позиции, в некотором случае вынужденно, то это означает, что поле после битвы будет еще более монопольным. И в этом смысле еще более склонным к подавлению инициативы малого бизнеса, к росту цен, как влияние на политическую ситуацию олигархическими способами и так далее. Поэтому конечно это не может нас не беспокоить.

— Тем более в условиях не очень спокойной экономической ситуации и финансовой…

— Конечно. Поэтому очень важно вести борьбу с проявлениями монополизма, с злоупотреблениями постоянно, в том числе в условиях кризиса. И мы это будем делать в любом случае, и по нефтепродуктам, и по хлебу, и по лекарствам, по всем социальным рынкам в первую очередь. Другое дело, что еще под флагом неизбежности прихода государства во многие сектора очень многие, и в том числе и государственные чиновники, захотят погреть руки. Так было и в 90-х годах, и раньше в Советском Союзе, и сейчас. И в этом смысле мало что изменилось. Очень важно, чтобы правительство, проводя эти все реформы, в том числе вынужденные, умело отделять корыстный интерес от реальной заботы о безопасности государства и о стабильности экономики.
Нефтепродукты на eOil.ru

Просмотров: 14 | Добавил: quilefdeu1980 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск

Календарь
«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Архив записей



Copyright MyCorp © 2018
Сделать бесплатный сайт с uCoz